Неделя перед Рождеством Христовым

3 декабря, в Неделю 30-ю по Пятидесятнице, перед Рождеством Христовым, святых отец, архиепископ Южно-Сахалинский и Курильский Аксий возглавил Божественную литургию в кафедральном соборе Рождества Христова в сослужении секретаря епархии иеромонаха Илариона (Сухарникова), благочинного Центрального округа иерея Серафима Покатилова, благочинного Корсаковского округа иеромонаха Алексия (Андреева), иерея Александра Флягина и клириков собора иерея Мариана Колищака и Евгения Калашникова.

За Божественной литургией была совершена хиротония инока Исайи (Ульянова) во иеродиакона.

По окончании богослужения владыка Аксий обратился к прихожанам с проповедью:

«В последний воскресный день, дорогие о Господе отцы, братья и сестры, перед праздником Рождества Христова святая Церковь чтит память святых отцов. О них в сегодняшнем апостольском послании слышали мы: и о вере Авраама, и Исаака, и Иакова и прочих двунадесяти патриархов.

Апостол Павел говорит, что не хватит времени, чтобы перечислить подвиг веры всех святых отцов, которые жили надеждой встретить грядущего Мессию. Пример их благочестивой жизни, пример их веры, пример их способности вверить свою жизнь Богу на столько, что нам кажется это совершенно невозможным.

Кажется, человек совершенно не способен так поверить в то, что Бог действительно ведет свой народ в течении этой многовековой истории, блуждающий не только по физической израильской пустыни, но, наипаче, по пустыни духовной, по пустыни греха, бесчестия, и нашедший эту воду, живую воду, которая есть учение Христово, как говорит Господь, Сын Божий, в беседе с самарянкой.

В то время, ещё до пришествия Христа, люди, которые знали о том, что надлежит прийти Мессии, надлежит прийти тому, кто спасёт иудеев от уже ненавистного римского владычества, не воспринимающего иудейскую веру, как веру естественную, живую и истинную, задавались вопросом, когда же этот Мессия придёт и спасёт, наконец, их всех от этого владычества? И вот, приходит Он две тысячи лет назад, но не для того, чтобы спасти от этого внешнего врага, а чтобы человек, прежде всего, по-иному посмотрел на своего ближнего, чтобы закон любви действовал во всех нас, главный закон жизни, который говорит нам то, как нам нужно жить, как нам нужно поступать, как нам нужно обходиться, что нам нужно говорить.

Мы помним, что на тот момент языческая римская цивилизация была достаточно сильна. До сих пор современный человек удивляется и поражается высоте и мудрости древних римлян, египтян, вавилонян, персского владычества. До сих пор нам известно семь чудес света, пирамиды Хеопса, висячие сады Семирамиды и прочие. Какие храмы своим богам, какие строения прочие они возводили своим божествам. Но эти боги были не Тем, Кому поклонялось иудейское сообщество. От чего же языческая цивилизация, настолько на тот момент крепко стоявшая на ногах, потерпела крушение? Как небольшая горстка людей смогла склонить этот величественный дух? А всё очень просто — потому что в тот момент люди поклонились не истинному Богу.

Спустя многие века очень лукавая мысль закрадывалась в умы и сердца людей, живших в XVII-XVIII веке, да и сейчас, впрочем, сделать человека мерилом всех вещей. Как мы с вами знаем в эпоху гуманизма и идеи Дидро, идеи Петрарке, они очень были соблазнительны. Однако, мы с вами знаем, насколько шатким оказывается мир тогда, когда человек становится критерием всех вещей.

Мы видим это на примере, некогда христианской Европы, которая после языческого плена души была оплотом христианства. Сейчас она лишилась всех этих идей, они уходят из сферы человеческой жизни современных европейцев, к сожалению.

Ныне покойный святейший патриарх Алексий, когда в 2008 году, в последний год своей земной жизни, выступал на Парламентской Ассамблее Совета Европы, сказал следующие слова: «Если Европа (разумея под этим, прежде всего, конечно же, людей) потеряет христианские идеалы и ценности, то она потеряет всё». Думаю, что уже спустя двенадцать лет мы с вами можем видеть это совершенно явно.

Но кто-то может сказать, что мы живём здесь, в нашем Отечестве, в нашей стране, в нашей России, и, по сути, все эти мысли, все эти идеалы, точнее сказать, псевдоидеалы, чужды христианскому сознанию и никак не могут коснуться нашей твёрдой веры. Но для рассуждения достаточно взглянуть и на современное общество. Как сложно бывает говорить с людьми, которые тебя не понимают абсолютно! Даже не будем брать в рассмотрение религиозную сферу нашей жизни, как тяжело разговаривать с человеком непрофессионалом, как тяжело говорить с человеком, который не живёт и не понимает те мысли, которые ты говоришь, не живёт теми идеями, которые ты озвучил. И мы говорим этому человеку, что разговариваем с ним на разных языках, но ведь физически-то мы живём в одной стране. Отсутствует понимание.

Очень важно, чтобы понимание евангельских истин не уходило из нашей жизни никогда. Сегодня мы с вами слышали повествование о Рождестве Господа и Спасителя нашего. Начинается оно долгим и пространным перечислением всех колен израильских, которые предшествовали Рождеству Христову. Далее повествуется о том, как Христос родился в Вифлееме иудейском.

Апостол Матфей, надо сказать, писал своё Евангелие для иудеев и начинается оно именно этими словами, повествующими о Рождестве. Для чего? Для того, чтобы иудеи увидели, что Тот, Который пришёл на эту землю, есть единственный Божий Сын, что это тот обещанный Мессия, которого они все ждали, который будет совершать чудеса, творить, воскрешать, исцелять, кормить и поить.

Как мы знаем, многие люди очень прельстились именно этим внешним и шли за ним, тогда, когда Он рассуждает о небесном хлебе, а тогда же, когда Он рассуждает о своих страданиях и апостолы же в недоумении – «Господи, ну какой же Ты Царь? Ведь, все пророки говорили о том, что придёт Царь тот, который избавит нас от этого ненавистного римского владычества». Апостолы усомнились в Божественности Христа тогда, когда увидели Его измождённого, избитого, измученного и пригвождённого на Кресте — «Неужели это Божий Сын?»

По-человечески понятны были их сомнения. Но нам-то, людям, живущим ныне, не должны быть близки их сомнения, потому что каждый из нас знает в своей собственной жизни, как Бог помогает нам. Иначе, ни одного человека не стояло бы сейчас в храме. Потому что мы слышим этот Божий ответ на наши молитвы, на наши горячие и сердечные молитвы и просьбы. Это тот духовный опыт, который обретали и пророки тогда, когда языческие племена, отчасти, и побеждали их, и изгоняли из того или иного места их жизни

Но бывало, что и отходили они от Бога, как некогда, когда Моисей взошел на гору Синай, где получил заповеди, которыми мы ныне руководствуемся. Тут же те, которых он водил в пустыне, создают себе золотого тельца и поклоняются ему. И тогда, зная историю израильского народа, из которой нам духовно много чему есть поучиться, понимаешь, насколько слаб человек. Даже крепкого в вере и благочестии после многих трудов можно склонить и в нечестие, и к злословию, и ко всякому греху.

Подвиг прародителей, праотцов, которых мы сегодня вспоминаем, заключается в том, что они имели способность противостоять греху. Как обличал пророк Илия, с какой ревностью, с какой настойчивостью, и примеры показывал и чудеса творил. Но все было бесполезно. Кто-то конечно и вразумлялся, кто-то обращался, но очень многие еще ходили в неверии, и на иное смотрели.

И Ною говорили: «что ты, как безумный, строишь какой-то корабль, для чего?» Но только он знал, потому что Бог беседовал с ним.

Дорогие мои, несколько дней осталось для Рождества Христова и поразмыслив над всеми этими подвигами святых отцов, память которых мы сегодня совершаем, имена которых все мы сегодня слышали, нам нужно с вами этот пример положить в свои сердца.

Тогда, когда внешние обстоятельства склоняют нас к совершению тех или иных греховных поступков, вспомним наших благочестивых предков, живших тогда в далекие дохристианские времена, живших и не так давно, вспомним новомученников, кровью и страданиями которых мы ныне имеем возможность собираться под сводами больших храмов, и беспрепятственно молиться Богу. Вспомним и тех воинов, кто жизнь положил за други своя в тех нестроениях, которых было множество в истории нашего Отечества. Вот тогда и дух наш будет крепок.

Даже если физически мы правильно и адекватно оцениваем свои силы и скажем, что не способны противостоять этому, дух наш будет на достаточно высоком уровне, способным сдержать все козни диавола и врага человеческих душ.

Будем молиться Христу Спасителю, пришедшему во плоти, дабы и Он эту живую связь с ним всегда бы обнаруживал, даже когда мы, как непослушные чада, отходим от него, вразумлял бы нас, ниспосылая нам те знаки, которые мы способны были бы видеть и осознать, и принять для себя для своего сердца.

Милости и помощи Божией, дорогие мои. Я сердечно желаю Вам по молитвам святых отцов, память которых мы сегодня совершаем. Аминь!»

Затем владыка поздравил новопоставленного иеродиакона Исайю с рукоположением:

«Дорогой отец Исаия, сегодня ты возложением рук архиерея принял великий священный дар. Ты стал сослужителем Богу живому. Ты не сможешь пока еще совершать Таинства, которые положено совершать священнику. Ты являешься диаконом. Тем, который помогает священнику совершать Великую Жертву, это самое главное в жизни священнослужителя.

Возлагая руки на твою главу, архиерей произносит слова: «Божественная Благодать всегда немощных врачующая и оскудевающих восполняющая», обновляет ту недостаточную силу в нас по человеческому нашему естеству, веру нашу укрепляет. Совершаем мы с помощью Христа Спасителя те великие дела и те подвиги, на которые он нас призывает.

Помни всегда этот священный момент. Со всяким страхом и трепетом возноси Святые Тайны, возглашай ектеньи, проси о людях, ныне молившихся о тебе. Проси, чтобы Господь совершил твое служение диаконства без всякого преткновения, и помощь Божия всегда сопутствовала и совершала тебя как достойного христианина, как достойного монаха, как достойного служителя Божиего алтаря».