Неделя о мытаре и фарисее

21 февраля, в Неделю о мытаре и фарисее, архиепископ Южно-Сахалинский и Курильский Аксий возглавил Божественную литургию в кафедральном соборе Рождества Христова в сослужении секретаря епархии иеромонаха Илариона (Сухарникова).

По окончании Литургии владыка Аксий обратился к собравшимся с проповедью:

«Евангельское повествование, дорогие братья и сестры, которое мы сегодня слышали за Божественной литургией, напоминает нам о том, что всего три недели осталось до начала святой четыредесятницы, святого Великого поста.

Мы сегодня слышали евангельское повествование о мытаре и фарисее. Господь не случайно именно этим примером назидает нас пред поприщем святой Четыредесятницы, уподобляя молитву, которая должна рождаться в нашем сердце либо фарисейской, лицемерной, обращённой к Богу, но не доходящей до Него, не в силу непринятия Богом этих слов, а в силу окаменелости и бесчувственности сердца фарисея; и мытаря, который не смог произнести ничего, кроме нескольких слов: «Боже, буди милостив мне грешному».

Неделю назад мы с вами слышали за Литургией, как Закхей стал праведником и спасение пришло в его дом. Господь даже не укорял его и не говорил ему: «Эх ты, Закхей, вот, ты пришёл встретить меня, чтобы увидеть Меня, а, ведь ты человек греховный. Зачем тебе, вообще, нужно смотреть на Меня, ведь ты знаешь, о чём Я учу, что Я говорю?» Господь не говорил этого, Он просто сказал Закхею: «Сегодня Мне к тебе надлежит прийти в дом». Не к тем праведникам, которые окружали Христа, а к нему, именно, к нему, потому что Он является в этот момент тем заблудшим человекам, среди сотен, а быть может, и даже тысяч окружавших тогда Христа. И ради этого Христос входит в его дом.

Но возвратимся к сегодняшнему Евангельскому повествованию. Быть может, это был единственный раз, когда эти два человека вместе зашли в храм. Фарисей прошёл в центр храма, в то место, где обычно он стоял и находился, даже, наверное, не увидев этого мытаря, этого сборщика податей, этого человека, которого Божья благодать коснулась, и он увидел всё то неправедное, что он совершал в своей жизни.

Молился и фарисей, молился и мытарь. Фарисей говорил слова, известные нам: «Боже, благодарю Тебя». А за что? Не за то, что Ты даешь мне свет, жизнь, возможности идти за Тобой, возможности исполнять заповеди, ограждая меня от греха, а я Тебя благодарю за то, что я не такой, как вон тот человек (всё-таки он увидел его, когда проходил мимо). Я дважды в неделю пощусь, соблюдаю все заповеди, десятину отдаю своего дохода. Благодарю Тебя за это и за то, что я не такой, как вот тот человек.

А мытарь, бия себя в грудь, говорил только об одном и просил только милости. Потому что и Сам Бог в Евангелие говорит – милости Я хочу, а не жертвы.

В книге пророка Исайи, из Ветхого Завета, Господь, обращаясь к израильскому народу, к учителям, к вождям, которые уже тогда отходили от Него, от Бога истинного, говорил, что — Мне противны ваши жертвы, и фимиам, то есть, дым, исходящий от этих жертв, Я задыхаюсь от этого… (Ис. 1:13) А не противны ли Богу наши с вами молитвы?

Каждый, себя сравнивая с мытарем или фарисеем, конечно же, скажет, что нет, я не такой фарисей. Господь обличает лицемерие, Господь не принимает лживость и предательство. Именно поэтому Он говорит фарисею: законники, книжники, лицемеры, вы не идёте сами путём спасительным и других не ведёте к Богу. Вы как покрашенные снаружи гробы, внешне кажущиеся такими прекрасными, а внутри полны гнили, смрада и неприятного запаха (Мф. 23: 13, 27). И многие-многие слова к душе человеческой Господь прилагает к тем людям, у которых в сердце обретается эта неправда, ложь и лицемерие.

Конечно, мы, быть может, так явно не осуждаем людей, хотя кто знает. Очень часто мы каемся в осуждении. Даже когда человек, о котором мы знаем, что он ведёт не всегда благочестивую жизнь, или увидим его, особенно человека известного, в храме стоящего, как мы думаем? К сожалению, не приходит к нам мысль – Господи, слава Тебе, вот человек, о котором столько много негативных слухов, сейчас стоит в храме. А мысли такие – ну, вот, праведник выискался, стоит, машет рукой, держит свечку, лицемер.

От чего же у нас происходит так? И в этом мы подражаем не мытарю, а подражаем фарисею. Мы, конечно, Богу не говорим так – Господи, я Тебя благодарю, потому что я выше духовно тех людей, которые ныне не в храме стоят, потому что я вот такой избранный, я вот такой весь правильный. Но это внешне. А если в нас благодать Духа Святого не совершает преображение, то толку нет нам ни от многочасовых богослужений, ни от молитв, ни от акафистов, ни от канонов, ни от поста, ни от всякого иного понуждения, если наше сердце не изменяется и не преображается. А ведь это главная задача христианина – стать достойным гражданином Неба. Для того, чтобы наш переход в жизнь вечную совершился естественным образом, потому что для нас Бог нужен здесь, Он будет нужен для нас и там, на небе. И мы оберетем это великое счастье, эту великую благость.

Чтобы не подражать нам фарисеям тщеславным, не нужно налагать на людей других те рамки, которыми живем мы сами. Если в наши рамки жизнь другого человека не вписывается, если она каким-то краем своей жизни выходит за наши рамки, наши стереотипы, мышление, то мы сразу человеку вешает ярлык, что это плохой человек.

Мы даже мысли не допускаем, что он быть может в тайных добродетелях лучше нас. Может внешне он, по своей слабости человеческой, допускает какие-то грехи, какие –то несправедливые и неправильные поступки, но мы не знаем, что в душе его творится и что творится в его сердце тогда, когда остается он наедине с самим собой, и с Богом.

А кто вообще сказал, что налагаемые нами подобного рода стереотипы, справедливы и правильны? Только один критерий праведности и святости – это Божий Закон. Но если мы в своей жизни руководствовались исключительно Божьим Законом, то мы бы и подумать худо не смогли бы о другом человеке. Мы бы научились в нем видеть этот образ Божий, пусть помутненный. Ведь, смотрите, сколько ждал Христос покаяния от Иуды. И ведь этот человек, который был апостолом и учеником Христа, эти годы ходил вместе с Ним. Это время дано было ему для покаяния. Для того, чтобы мысли, на которые его враг наталкивал, отошли бы от его сердца и не приближались бы к нему никогда, но этого не случилось.

Самое обидная и грубая ошибка в нашей жизни, совершается тогда, когда мы думаем, что идем правильным путем, но не достигаем очень важной цели – преображения своей собственной души.

Поэтому и молитва мытаря в преддверии Святой Четыредесятницы святого Великого Поста должна служить для нас образцом обращения к Богу.

Эти слова, которые мы с вами читаем каждый день в утренних молитвах, осеняя себя крестом Божиим: «Боже, милостив буди мне грешному!», должны стать средоточием нашей жизни, ибо без прощения от Бога, без прощения других людей нами невозможно какое бы то ни было движение вперед. Человек устает, духовно изматывается, опустошается, потому что он совершает движения, но эти движения собственной души не приводят к желанной цели и нужному результату. Вот так Господь нас вразумляет, таким образом Он нас научает.

Дай Бог, дорогие мои, чтобы слова мытаря, который и не смел поднять глаза на небо, попросить у Бога прощения, были примером и образцом нашей с вами молитвы, обращенной к Нему, которая и сердца наши преображает и души украшает добродетелями.

Царство Божие открывается для нас не в той далекой перспективе, оно уже здесь и сейчас, оно внутри нас. Аминь!»