Архиерейское богослужение в Неделю 5-ю Великого поста, прп. Марии Египетской

18 апреля, в Неделю 5-ю Великого поста, прп. Марии Египетской, архиепископ Подольский и Люберецкий Аксий возглавил Божественную литургию в кафедральном соборе Рождества Христова в сослужении секретаря епархии иеромонаха Илариона (Сухарникова), иерея Александра Брагина и иерея Мариана Колищака.

По окончании Литургии владыка обратился к собравшимся с проповедью:

«В сей день, дорогие о Господе братья и сестры, в Неделю пятую святого Великого Поста, Святая Церковь установила воспоминание подвига преподобной жены Марии Египетской.

Тот подвиг, который она совершила в своей жизни, является самым лучшем свидетельством необычайной милости Божией ко всему человеческому роду. Ибо то состояние греховное, та бездна греха, в которой пребывала преподобная Мария, не давала никакой надежды на то, что её имя, во святых поминаемое, будет славится ещё многие-многие века в Православной Церкви.

Подвиг, который она на себя подняла, подвиг безмолвный, подвиг молитвенный, подвиг пустынного делания ни ради того, чтобы прославиться перед людьми, но ради того, чтобы жизнь свою, испещрённую греховным состоянием, исправить, и привести свою душу, своё сердце к Богу.

Житие, которое читается пред Великим Каноном, который совершаем в среду вечером на пятой неделе Великого Поста, безусловно отзывается в сердце каждого христианина состраданием и болью, любовью и не постижимым отношением к тому, что может совершить Господь в жизни человека, если человек сам произволяет это своим желанием и исправлением своей жизни.

Преподобная Мария начала жить нечестиво совсем с юных лет, практически с отроческого возраста. Быть может, она сама думала, что не было ей никакой возможности, а тем более и желание отойти от этой жизни греха и порока. И конечно же многие, те, кто её окружал, указывали пальцем на неё и говорили: «вот эта не честившая жена развращает весь наш город». Осуждали и злословили и даже может клевету возносили. Но её сердце этого не чего не трогало потому, что оно было каменным.

Но вот в известный день приходит она в Храм, и эта короста греха падает с её сердца, и она навсегда уходит в пустыню и сорок девять лет жизни проводит там. И все те годы, когда она нечестиво жизнь свою расточала, все эти семнадцать лет вспоминаются ей в пустыне год за годом. Как повествует она преподобному Зосиме, ей хотелось есть и пить, и те невообразимые яства и различные напитки, услаждающие не только чувства, но и затуманивающие ум, представлялись ей.

Нам порой кажется, что Святые это какие то особые люди, что это люди сошедшие с неба, что они не ходили по этой земле, у них не было грехов, у них не было даже греховных помышлений. Но жизненный пример преподобной Марии Египетской лучшим свидетельством и доказательством служит тому, что это люди во всем похожи на нас, что святые — это те, кто настолько укрепился и укоренился в вере и словах Господа Иисуса, даже однажды их услышав, что ни какая диавольская сила не возмогла сбить человека с этого пути.

Невозможно в миг переродиться, стать святым человеком, это неимоверный и величайший труд, но этот труд никто за тебя не сделает, если ты сам не будешь употреблять должное усилие, чтобы стать таковым. Но с другой стороны пример преподобный Марии, которая взглянула на образ Царицы Небесной и крепко к Ней взмолилась, чтобы Так простила её, и вмиг это перерождение ума совершилось. Но это не означало, что страсти покинули её, ибо она страдала от них и в жизни пустынной.

Святые Отцы приводят одну очень важную мысль, что без Голгофы не может быть и воскресения. Без Голгофы, без страданий, без болезней человек и не поймёт то, что же принёс нового в нашу жизнь Христос. И ведь примеры очень близко на поверхности. Если у человека в жизни здесь земной все благополучно,  все хорошо, все ладится на работе, дома, в личной жизни, даже себя спросим, если у нас все хорошо и замечательно в нашей жизни, разве так горяча наша молитва, какой она бывает, когда искушение подступают  к нам близко, разве так горячо наше усердие , и предлагаем мы достаточные усилия, чтобы свою жизнь изменить? Нет, конечно же нет, и Бог знает это, поэтому Он помещает нас в некие обстоятельства, когда мы начнём наконец-то об этом думать.

Он спасает нас через терпение нами этих скорбей и немощей. Он не наказывает нас так грубо и беспринципно, Он любовь свою проявляет тогда, когда попускает всему этому происходить во круг нас, ибо без этого происходящего вокруг мы не сможем увидеть Его Света, который Он изливает на наши сердца.

Дорогие мои, наверное, сейчас я должен сказать самые главные слова после этих двух лет моего служения здесь на сахалинской земле.

Когда я узнал о том, что мне надлежит покинуть этот святой остров, то, быть может, вернее, скажу так, два чувства боролись и до сих пор продолжается эта борьба во мне. С одной стороны, это понимание того, что, как пророка Самуила Господь ещё в юном возрасте, явившись во сне, призывал к служению, так и стоит воспринимать то новое послушание, которое тебе приходится нести, повинуясь Святейшему Патриарху и Священному Синоду.

Но когда понимает разум и сразу принимает, это проще, чем тогда, когда, не только уча с амвона, ты говоришь людям, что необходимо проявлять послушание, смирение, но сердце твоё ещё не полностью принимает этот жребий, и поэтому эти чувства по сей момент пребывают в моём сердце.

С одной стороны, кажется, что два года — это не долго, но с другой стороны, эти два года пролетели для меня как два или три месяца. И для меня это означает только одно, что мне было здесь по духу настолько хорошо, как, быть может, и апостолам, когда они были на фаворской горе, Петру, Иакову и Иоанну. Они не хотели уходить, видя свет Преображения.

Я хочу вам пожелать, дорогие мои, чтобы вы в вере и любви воспитывали своих чад, чтобы вы всегда примером служили им, потому что только через добрые примеры мы назидаемся и только добрые примеры могут обновить человека, вдохновить его, и он может совершить великие дела, очень многие дела.

Уезжая отсюда, понимаю, как тяжело было владыке Тихону отсюда уезжать, если я пробыл два года здесь, а он здесь пробыл шестнадцать лет. Но каждое место даёт какие-то новые жизненные ориентиры, каждое новое место служения даёт понимание того, чтобы ты и дальше на других местах послушания так же трудился, самое главное, Богу работал, полностью выкладываясь и назидая паству своим примером.

Но это не значит, что вы для меня теперь станете чужими, потому что, покидая пределы этой епархии, как архиерей на этот момент, я оставляю часть своего сердца, но и увожу с собой ваши молитвы, вашу благодарную память.

Кто-то, быть может, скажет, вот там служил, оставил часть сердца, тут служил, оставил часть сердца, ещё где-то будет служить, разве этого сердца хватит на всех? Но это же не физическом органе и не о физиологии мы говорим, разумея это. Это о духовной нашей жизни, которая может вместить абсолютно всё и вся. Этот пример дал нам Сам Христос, когда на Кресте, распростерши Свои руки, принял в объятия всё человечество, искупив первородный грех Своею любовью.

Прошу, дорогие мои, и меня простить за то, что, может, к кому-нибудь был не внимателен или резок по своей человеческой слабости и испрашиваю и у вас молитв.

С наступающим вас праздником Светлого Христово Воскресения. И как в Евангелие есть слова – пусть эта печаль о нашей разлуке, временной разлуке, претворится в радость, ибо во Христе обновляется вся тварь. И Господь, Солнце правды, даёт нам эту жизнь, которая обновляет наши силы через Таинства, через молитвы, через труды, через примеры других — это жизнь вечная. Вот уж эту жизнь от нас никто и никогда не сможет отнять».

Во внимание к многолетнему певческому послушанию владыка наградил Валентину Алексеевну Тутурову медалью Южно-Сахалинской и Курильской епархии третьей степени: «Сердечно Вас благодарю за этот труд, за не равнодушный труд, свидетелями которого были и мы, община церковная, когда на Рождество в этом году ваши воспитанницы так замечательно, так духовно, с сердечностью и с чувством пели, быть может, ещё не понимая этих слов, но глубинным чувством ощущали близость Бога в их жизни. Дай Бог, чтобы и Вам хватало сил дальше сеять разумное, доброе, вечное. Аксиа!»