Размер шрифта
-+
Цвет сайта
Изображения
Вкл.Выкл.

Как создавались копии фресок нашей коллекции

Традиция копирования древнерусской стенописи ведет начало с XX века. Открытые в конце XIX – начале XXвв. древнерусские фрески нуждались в реставрации и сохранении, поскольку они постоянно подвергались воздействию окружающей среды и разрушались. Некоторые из них мы уже потеряли.

«Княгиня Л. А. Дурново в 20-30-х гг. предприняла первые копийные практики. Заметив, что многие древнерусские фрески разрушаются, она решила сохранить о них память. Княгиня сама выезжала на объекты, чаще всего неотапливаемые, и копировала эти уникальные фрески. Именно с ее работ зародилось тогда и продолжается сейчас направление копирования фресок. – рассказывает Алексей Козлов, - Конечно, оно прервалось годами лихолетья и войны, но академик Андрей Мыльников стал инициатором возобновления этой традиции копирования фресок и уже с 60-х гг. многие студенты Академии художеств летом отправлялись на эти памятники и занимались копированием.

О том, что работы можно отнести к документальной живописи, ведь они в точности воспроизводят оригинал, уже упоминалось. Теперь стоит углубиться в тему создания самих копий.

Кроме преподавания копирования фресок, Александр Крылов сам занимался копийной практикой на протяжении 30 лет.

«Помимо задачи, которые ставит любая копия – передать особенности оригинала, - рассказывает Алексей Козлов, - Крылов разработал научный метод послойного нанесения всех красок, которые передают, повторяют всю последовательность работы древнерусских мастеров над росписью – техника факсимильного копирования».

Древнерусские мастера владели послойным методом нанесения красок. Под некоторые краски подкладывалась охра, под другие – более холодные цвета. Есть краски, которые писались по белому стенному левкасу. Здесь как раз представлены копии из Милета. На фонах вы видите фиолетово-розоватую подкладку. Эта система непременно нужна для живописи в оптическом плане. Именно так создается глубина в краске, что никогда не получится воспроизвести, просто положив какой-то замес по белому левкасу.

Этим умением в совершенстве владели древнерусские мастера и, конечно, нам у них еще учиться и учиться, но эти традиции Александр Крылов перенял и сейчас старается привить студентам эту культуру живописи. К технике каждой копии он относится очень трепетно. Внимателен к рисунку, пластике, передаче образа. Представленные здесь копии очень точны, мы можем с полной уверенностью сказать, что практически так это и выглядит в оригинале, на самом памятнике.

В коллекции присутствуют копии чудом уцелевших в военное время Можайских фресок, например, изображение Ангела на зеленом фоне. В этот период времени они были спрятаны, поэтому уцелевший красочный слой сохранился довольно хорошо.

В экспозиции представлены копии фресок мучеников Кирика и Иулитты. На них очень хорошо виден своеобразный колорит Можайских фресок: широкая разгранка (часть, разграничивающая композиции во фресковой стенописи), которая в алтаре была цвета охры, в храме будет трех цветов: ярко киноварная (оттенок красного), охряная и пурпурная. Фоны, в зависимости от зоны храма (купол, алтарь и т.д.), были скорее всего лазуритовые. Как раз копии фресок Кирика и Иулитты показывают, что оригиналы фресок были драгоценного синего цвета.

Поэтому, особенностью колорита Можайских фресок является большое количество киновари, зеленых и розовых цветов. На копиях фресок Ангелов можно увидеть бурый цвет. Первоначальный это цвет, или его перерождение – понять тяжело, но положен он тоже на светлую рефть (краска серого цвета), а сверху бурый цвет, положенный довольно густо, дальше уже прописываются детали, лики и так далее.

Алексей отмечает: «Одна из представленных в коллекции Милетовских фресок имеет очень необычный цвет. Они будто засвечены Фаворским светом (согласно текстам Нового Завета, таинственный Божественный свет в момент Преображения Иисуса Христа).

Материя дематериализуется, преображается. Фаворский свет, переданный живописными методами – главный действующий персонаж. Цвет уступает место свету и создается ощущение, что все необыкновенно засвечено. Для создания такого впечатления делают темный санкирь. Цвет, возможно, не очень красивый, но за счет пробелОв лики начинают работать, создавая эффект той самой засвеченности. Кажется, будто произошла вспышка и на святых, изображенных на стенах, попал мгновенный свет, которой еще не успел дойти до некоторых участков изображений и осветил только верхние зоны. ПробелА положены практически чистыми белилами и воспроизводят такой эффект».

Как рассказывалось ранее, экспонаты требуют особого внимания и климатических условий. Именно поэтому температура, которая не должна превышать 18 градусов, и влажность воздуха – не выше 50, в зале постоянно контролируются с помощью психрометрического гидрометра.

Об истории, местонахождении и, самое главное, создании оригиналов фресок будет описано в деталях в следующем блоке цикла.

 

Алина Алексеева