Размер шрифта
-+
Цвет сайта
Изображения
Вкл.Выкл.

Николай Бурляев: «Учитель – не А. Тарковский и не С. Бондарчук»

 

К вопросу о нашумевшей «Матильде». Предлагаем читателям познакомиться с мнением известного российского артиста театра и кино, кинорежиссёра Николая Бурляева. Статья опубликована на сайте КОНТ/Платформа для социальной журналистики  7 октября 2017 года.

В Министерстве культуры России для членов Общественного совета ведомства состоялся закрытый показ фильма Алексея Учителя «Матильда», на котором присутствовали министр культуры В. Мединский, секретарь Общественной палаты России Валерий Фадеев и член правительственной комиссии, координатор «Открытого правительства» Михаил Абызов. Вопреки ожиданиям участников просмотра, дискуссия о фильме была запрещена волевым решением министра. Своими впечатлениями от увиденного Первый заместитель председателя Общественного совета при Минкультуры, сопредседатель Общественной палаты Союзного государства, народный артист России Николай Бурляев поделился на состоявшемся в формате «прямого моста» очередном заседании Палаты.

«Я увидел работу своего старого друга, талантливого оператора Юрия Клименко. Картинка стильная, радующая глаз. Но оператор – подневольный человек, главное – режиссёрская тенденция. Тенденция – очевидна. Все распадалось на глазах. С первого же появления главных персонажей стало понятно: король – голый! Немец‐артист, (своих не нашлось!) – абсолютное духовное ничто, в два раза старше своего прототипа. Эдакий сытый каплун с круглым лицом и пустыми глазами, непластичный и дубоватый, смотрящийся в униформе словно городовой. Матильда – низкорослая субретка, не способная вызвать никаких чувств, кроме неловкости, даже сильно приукрашиваемая экранными эффектами, не умеющая танцевать, а по сему подаваемая в танце членораздельно: отдельно – лицо, отдельно ноги. Практически все актеры подобраны неадекватно: серенькая царица‐мать, ещё более серенькая и отталкивающая – будущая императрица Александра Фёдоровна. Ряженый в отглаженные одеяния русский люд на Ходынке. Даже всегда яркие Гармаш и Миронов в руках своего «учителя» выглядели смешно и неубедительно. Но актёр – человек подневольный, используемый в своих целях режиссёром: актёру – платят, он — играет, как правило, не думая о последствиях. А следовало бы думать! Драматургия бездарная, высосанная из пальца, антиисторичная развесистая клюква, с прицелом на западный рынок. О возможности попадания на «Оскар» с гордостью говорил режиссёр, убеждавший собравшихся, о восторженном просмотре членами российского «оскаровского комитета». «Матильда» — безусловно осознанная предвыборная кино‐провокация, бездумно и безответственно поддержанная Фондом кино, а ныне, на финальной стадии, продавливаемая в прокат руководством Минкультуры.

Общественный Совет, получивший в начале 2017 года 20000 подписей против выпуска фильма на экран, предлагал спокойно разобраться в назревающем скандале, развязать на глазах затягивающийся узел – просил руководство министерства показать фильм Общественному Совету. Просьбу не услышали, фильм не показали, подписали прокатное удостоверение, взяв на себя ответственность за все грядущие общественные нестроения.

Председатель Общественного Совета, опытный государственный деятель П.А. Пожигайло, разумно предлагал остановить усиливающееся размежевание общества – отложить на год прокат фильма. В ответ руководство Минкультуры, нарушая Положение об Общественном Совете, самостийно и авторитарно «предложило» Председателю Совета сложить свои полномочия.

Собственно о фильме и говорить нечего. После просмотра стала понятна абсолютная правота мужественной Натальи Владимировны Поклонской, не желающей «пробовать наркотик», зная, как это опасно. Ничего кроме глубокой досады, от вынужденного лицезрения бездарного рыночного продукта, от очевидного глумления над памятью Царя‐мучeника, его вторичного за 100 лет, на сей раз, общероссийского, экранного распятия, — никаких иных чувств эта провокационная поделка не вызвала. Как говорил о подобного рода «искусстве» И.А. Ильин: «доходный промысел, эффектная пустота». Очередное упражнение режиссёра, любящего покопаться в белье великих людей, как некогда в «белье писателя Бунина». После просмотра стало очевидно главное: шум создан осознанно – фильм не стоит выеденного яйца. Учитель – не А. Тарковский и не С. Бондарчук, преданно служившие Отечеству и подлинному Искусству, воспевавшие глубину и высоту человеческого духа.

Не о таких ли «учителях» писал в своей поэме «К ненашим» выдающийся Русский поэт Николай Языков, о котором Пушкин говорил, как о надежде отечественной поэзии:

«Вам наши лучшие преданья

Смешно, бессмысленно звучат.

Могучих прадедов деянья

Вам ничего не говорят.

Их презирает гордость Ваша.

Святыня древнего Кремля –

Опора, сила, крепость наша –

Ничто вам! Русская земля

От вас не примет «просвещенья»!

Вы – страшны ей! Вы – влюблены

В свои предательские мненья

И святотатственные сны.

Хулой и лестию своею

Не вам её преобразить!

Вы – не умеющие с нею

Ни жить, ни петь, ни говорить!

Замолкнет ваша злость пустая!

Замрёт неверный ваш язык!

Крепка, надёжна Русь Святая!

И Русский Бог ещё – велик!»